Category: армия

Category was added automatically. Read all entries about "армия".

Разом

Вторая мировая война: блицкриг на Западном фронте и падение Франции

Originally posted by stomaster at Вторая мировая война: блицкриг на Западном фронте и падение Франции
По теме:
Вторая Мировая: перед войной
Вторая Мировая: Захват Польши и Зимняя Война



Весной 1940-го преисполненная храбрости Германия утвердилась в роли завоевателя наций, успешно покорив шесть стран менее чем за 100 дней. В апреле 1940 года Германия вторглась в Данию, капитулировавшую всего за шесть часов.

В то же время нацистские корабли и войска вошли в воды Норвегии, напав на корабли и пехоту, начав конфликт, который продлится два месяца. 10 мая более двух миллионов немецких солдат на суше и в воздухе вторглись во Францию, Бельгию, Люксембург и Нидерланды, используя тактику блицкриг. Маленькие страны пали за несколько недель, но Франция продержалась до 22 июня, после чего было подписано перемирие. Также в этот период Советский Союз провел выборы в Эстонии, Латвии и Литве, силой присоединив их к своей территории. К концу лета немецкие силы углублялись, расстраивались и планировали Битву за Британию. Вторая мировая война (часть 3)




1. Немецкий бронетанк пересекает реку Эна во Франции 21 июня 1940 года, за день до сдачи страны. (AP Photo)




Вторая мировая война (часть 3)

2. Немецкие десантники приземляются на заснеженные скалы в норвежском портовом городе Нарвик во время вторжения Германии в Скандинавские страны. (AP Photo)




Вторая мировая война (часть 3)





Collapse )

Еще много интересного !
SAS

Восточно-сибирские стрелки в Русско-японской войне 1904-1905 гг.

Восточно-сибирские стрелки в Русско-японской войне 1904-1905 гг.

На ответном обеде японский полковник посадил меня уже на почетное место, а за чашкой кофе, отведя меня в сторонку, стал расспрашивать, на каком участке фронта я бывал, с какими японскими дивизиями встречался. Я, конечно, доставил бывшему врагу наслаждение, назвав ему гвардейскую 3-ю и 4-ю японские дивизии, но не преминул спросить в свою очередь, как понравились ему наш 1-й и 3-й или 4-й Сибирские корпуса? В ответ полковник, оскаливая зубы, мог только издавать гортанные звуки, выражавшие лучше всяких слов одновременно и ужас, и восторг
— Игнатьев А.А. Пятьдесят лет в строю.

Вооруженные силы представляют собой с социальной точки зрения сложную организацию, в которой формальные отношения (уставные) дополняются, а иногда на практике и подменяются отношениями, основанными на традициях, боевом опыте и реальностях армейского (фронтового) быта. Существовавшее в российских вооруженных силах так называемое «старшинство» частей (по времени основания) далеко не всегда определяло их место в военной иерархии. Боевые заслуги позволяли сравнительно «молодым» полкам занимать достаточно высокое положение. Нельзя забывать о том, что само понятие «отличие», означавшее основание для награждения воинов и частей, способствовало тому, чтобы воинские коллективы тяготели к оформлению своей «особости». Полки русской армии на рубеже XIX-XX вв. кроме номера имели название, в котором можно увидеть отголоски процесса их формирования и переформирования. В ряде случаев имена частей оказывались важной составной частью мифоподобного конструкта. В отдельном Кавказском корпусе, например, ударными частями считался Куринский, Кабардинский, Тифлисский и Апшеронский полки, основанные еще во время Персидского похода Петра I в 1722-1723 гг. Но такой же репутацией пользовался и Нижегородский драгунский полк, несмотря на свое совершенно «некавказское» название.
Регионализм – явление, давно и успешно изучаемое представителями различных дисциплин. Русско-японская война дала интересный пример того, как регионализм стал дополнительным импульсом процесса «отличия» воинских частей по принципу их формирования или месторасположения. Публицистика и мемуаристика свидетельствуют о существовании разделения участников войны на «российских» и «сибирцев». Участник боев в Манчжурии писал: :«Здесь офицеры разбились на две группы: одни-российские, другие-сибирцы-омулятники, как их российцы называют.… никто не говорит, что здесь Россия: Сибирь, а Россия по ту сторону Урала».

В первые месяцы русско-японской войны молодежь из гвардии ринулась добывать ордена и боевые отличия. В воспоминаниях и военном фольклоре таких гвардейцев добровольцев (на армейском сленге «фазанов») считали карьеристами, строившими карьеру на солдатских костях. Они незаслуженно отбирали у офицеров коренных сибирских полков командные должности. Именно такую ситуацию рисует в своих воспоминаниях штабс-капитан Генерального штаба Александр Александрович Свечин, прикомандированный к 22-му Восточно-Сибирскому стрелковому полку. «Дело было в том, что в полк назначено было много новых командиров, которые только что прибыли из Европейской России. На каждую роту приходилось в среднем по полтора капитана, а четырьмя ротами командовали коренные офицеры полка- штабс-капитаны, которые мобилизовывали их. Всякого прибывающего офицера постарше чином встречали не особенно радостно…»[3]. Зауряд-прапорщик 3-й роты 3-го Восточно-Сибирского полка Михаил Петрович Гроссевич говорил в своих воспоминаниях о несправедливом отношении к «сибирякам» со стороны офицеров из России. Так на первом построении вновь прибывший из России поручик провел перекличку и построил нижних чинов роты по принципу принадлежности к «российским» или «сибирским» губерниям. Как замечает «сибиряк» М.П. Гроссевич эту процедуру поручик проделал, чтобы «отделить грешников от праведников». Даже не настолько важно действительно ли поручик составил список потенциально ненадежных в его глазах нижних чинов на основании региональной принадлежности или нет, важно отражение конфликта в источнике. Конфликт вызван нежеланием, поручика осознавать высокий уровень боеспособности сибирских стрелков. «Ваше Благородие, проговорил я, держа руку под козырек и вытянувшись в струнку. Вы можете иметь какое угодно мнение о сибиряках, но я не помню случая, чтобы сибиряки бежали в бою. –Не помните? Странно! У вас должно быть плохая память. Давно ли вас сибиряков под Вафангоу расколотили?». Что характерно в дальнейшем развитии сюжета в воспоминаниях М.П. Гроссевича «европейский» поручик проявляет недостойную офицера трусость в бою и покидает полк по болезни. Такое описание природы конфликта и его развязки видимо отражает наличие в представлениях русского комбатанта особого статуса сибирских стрелков, и неуважение этого статуса могло привести к печальным последствиям.

Полки 4-го Сибирского корпуса, прекрасно показавшие себя в боях под Дашичао, Хайченом и Ляояном, были укомплектованы исключительно сибиряками — по выражению А.Н. Куропаткина, «людьми угрюмыми, но стойкими, с твердым и решительным характером». Согласно санитарно-статистическому очерку Н. Козловского уроженцы Сибири представляли в общем наилучший по здоровью контингент. Физически крепкие, приученные к лишениям и невзгодам таежной жизни, они сравнительно легко и скоро свыкались с условиями походной жизни. Видимо не последнюю роль среди запасных, призванных из Сибири, сыграл тот факт, что многие из них проходили срочную службу, участвуя в китайском походе 1900-1901 годов. Они хорошо представляли, как нужно было вести себя с местным коренным населением, к чему готовиться, и чего ждать от природно-климатических условий Манчжурии. Объективно высокая боеспособность сибирских стрелковых полков объяснялась еще и тем, что для образования третьих батальонов в Восточно-сибирских стрелковых полках, пехотные полки корпусов должны были отдать своих лучших солдат. Капитан А.А. Свечин вспоминал, что для пополнения 22-го Восточно-Сибирского стрелкового полка к нему присоединили 3-й батальон, укомплектованный гренадерами из Московского военного округа. Командир полка, видимо, желая продемонстрировать особый статус сибирских стрелков, счел необходимым перемешать гвардейские роты с «коренными» стрелковыми. В полку установилось несколько снисходительное отношение к гренадерам и их офицерам, что, по мнению А.А. Свечина, «…было совершенно незаслуженно, в особенности по отношению к блестящему офицерскому составу». Это особенно заметно с учетом того, что гренадеры считались элитным видом пехоты, стоявшим в официальной иерархии ниже гвардейцев, но выше «простых» армейцев. В дневнике полкового врача В.П. Баженова, призванного из запаса, нашло отражение ситуации наличия некой особой военной субкультуры: «в военное -же время она(пехота- авт. А.Г.)окончательно потеряла престиж и стрелковые части старательно отделяли себя от пехоты». Действительно в Восточно-сибирских стрелковых полках обращали особое внимание на огневую подготовку своих солдат. Особенно это касалось частей дислоцированных в пределах Квантунского полуострова. Золотые или серебряные наградные часы «За отличную стрельбу» были не редкостью для сибирских стрелков, а каждый уважающий себя кадровый унтер-офицер считал получение такого именного приза для себя обязательным. Более того, так называемые конно-охотничьи и охотничьи команды являлись первоначально особенностью и гордостью именно восточно-сибирских стрелков. Прикомандированный к русской армии немецкий майор Э. Теттау с восхищением говорил о том, что в каждом В-С стрелковом полку было 144 охотника. Действительно охотничьи команды являлись самыми боеспособными частями полков, и соответственно выполняли непростые задачи- разведка, взятие языка, начало тяжелой атаки, обеспечение отступления и выхода из боя полка и пр. В ходе боевых действий и пехотные полки русской армии также успешно формировали охотничьи команды, но сибирские стрелки являлись в данном случае образцом.

Источники позволяют нам говорить о наличии противостояния «российских» и «сибирских» офицеров, о своеобразной армейской форме сибирского областничества. Примечательно то, что нижние чины и офицеры, идентифицировавшие себя как сибирские стрелки, сами зачастую были по рождению представителями европейских губерний Российской империи, и Сибирь видели из окна поезда, следуя в ставе воинского эшелона на Дальний Восток. Унтер-офицеры являлись опорой в поддержании дисциплины и порядка в дореволюционной кадровой русской армии, и именно им принадлежала почетная обязанность формирования определенных мировоззренческих установок. Вот типичный пример сибирского стрелка: Казанцев Емельян Федорович, старший унтер-офицер 3-ей роты 35-го Восточно-Сибирского стрелкового полка. Родился и вырос в Курской губернии, Белгородском уезде Муромской волости, на хуторе Плиском. Участвовал в двух компаниях: в русско-китайской и русско-японской. Служил в г. Порт-Артуре в 11-м Восточно-Сибирском стрелковом полку и по случаю сформирования 9-ой дивизии перешел в 35-й Восточно-Сибирский полк. Сибирскими стрелками становились, а не рождались. Дмитрий Гаврилович Шепель родился в селе Ржавец Полтавской губернии, Прилукского уезда, Иваницкой волости. После окончания Земского народного училища (трехлетнего) в 1900 г. был призван на военную службу и назначен на службу в Порт-Артур. Молодой новобранец – малоросс попал в 4-ую роту 9-го Восточно-Сибирского стрелкового полка. Унтер-офицер Шульдяков, обучавший новобранца Шепеля также не был сибиряком, уроженец Тульской губернии. Тем не менее, наряду с азами строевой и тактической подготовки новобранцам преподносили первые уроки неформальной элитарности сибирских стрелков. По воспоминаниям Д.Г. Шепеля: «…Шульдяков сразу меня обратил в другой вид и внушил, что значит доблестный Восточно-Сибирский стрелок». По признанию Шепеля со временем он «стал гордиться свом званием». Русская мемуаристика периода войны 1904-1905 гг. повествует об участии в боевых действиях восточно-сибирских стрелков с чувством уважения их боевых качеств. 11-й Псковский пехотный полк, ничем не отличался от 5-го Восточно-Сибирского полка, ни вооружением, ни формой, ни тактическими приемами ведения боя. Никаких преимуществ в чине при переводе из стрелкового в пехотный полк офицеры не имели, но осознание своей элитарности, как у самих стрелков, так и у их коллег по оружию отрицать не приходится.

В русской военной истории немало примеров, когда тот или иной продолжительный военный конфликт производил в рядах армии какое-то особенное мировоззрение или коллективную психологию. Пожалуй, самый яркий пример — Кавказская война и солдаты Кавказского корпуса, для которых устав лишь форма, а в то время как неписанные традиции, отчасти генерированные самими участниками, отчасти заимствованные у местного населения составляли поведенческую основу. К началу ХХ века Кавказ уже не мог претендовать на звание самого «боевого». Разраставшаяся империя обратила свои взоры к Средней Азии и Дальнему Востоку. Восточно-Сибирские стрелки несли свою службу на территории от Туркестана до Порт-Артура. Участие в постоянных стычках с неспокойным кочевым населением Азии и в облавах на хунхузов в Манчжурии и китайской компании вырабатывало свои особенные черты характера. К началу русско-японской войны прошло 5 лет, конечно, это не 150 лет «умиротворения» Кавказа, но для выработки особого восприятия действительности этого краткого периода оказалось вполне достаточно. Не секрет, что основу вооруженной охраны КВЖД, конной пограничной стражи составляли нижние чины из солдат, отслуживших срочную службу в сибирских стрелках и по тем или иным причинам решивших остаться в Манчжурии. В литературе и в источниках личного происхождения очень много написано о личности генерала А.М. Стесселя, в том числе о такой особенности его поведения как грубое отношение к подчиненным. Обратимся к истории одного из таких стесселевских разносов.

8 мая 1904 года на позицию 5-го Восточно-Сибирского стрелкового полка приехал генерал А.М. Стессель. Он разбранил 6-ю роту, а младшего офицера этой роты штабс-капитана Сычева,- отставил от командования ротой и не велел представлять к наградам. По свидетельству командира 5-го полка полковника Н. Третьякова Стессель был недоволен предыдущим сражением, а когда узнал, что командир 6-й роты капитан Гомзяков был раненым оставлен на поле сражения, негодованию его не было пределов. Возможно ли вынести раненого товарища с поля боя или нет определить с помощью свода военных узаконений практически невозможно, это вопрос этики или неписанных правил. В данном случае генеральский разнос, сопровождаемый бранью, был направлен на всю роту, виновную в нарушении правила, сформированного китайской компанией и опытом стычек с хунхузами у сибирских стрелков. В Азии нельзя оставлять врагам ни тела убитого, ни, тем более, раненого. Павший считался здесь ценным трофеем, а раненого ждали пытки и мучительная смерть. В условиях недружелюбной Манчжурии, где ни солдатам, ни генералам во время китайского похода не был понятно, сколько продлится пребывания русских войск в регионе и соответственно вынос раненного или даже павшего в бою товарища считался просто обязательным. Такой проступок был особенно непростителен 5-му Восточно-Сибирскому полку, участвовавшему в Китайском походе 1899-1901 гг. и в операциях против хунхузов, Поэтому вполне заслуженно генерал А.М. Стессель наказал роту и лишил представления к награде субалтерн-офицера полка, давно прошедшего боевое крещение. С другой стороны сам полковой командир должен был оберегать эту неписанную традицию как бывалый стрелок, и выяснить обстоятельства боя и судьбу брошенного ротой капитана. По выражению полковника Н.А.Третьякова «…рота и младший офицер мало были виноваты». Конечно, выражение «мало виноваты» все-таки говорит о том, что подчиненные проявили себя, по мнению полкового командира, не с лучшей стороны. Капитана Гомзякова из боя вынесли в китайскую фанзу, привели лошадь, чтобы увезти на перевязочный пункт, но ехать на лошади он не мог и послал за санитарной двуколкой. Людей, принесших его, он отправил в бой, говоря, что они там нужны, а сам с фельдшером стал ожидать повозку. В это время стрелки начали отступать, и капитан Гомзяков, отдавши шашку фельдшеру, приказал ему уходить, говоря, что «…ты мне не поможешь, и тебя, если останешься убьют, а ты в роте нужен». Капитан Гомзяков в итоге был взят японцами в плен и там от ран умер.

На мой взгляд, формирование особой военной идентичности было объективным явлением. Русская армия со своим традиционным высоким уровнем корпоративности на уровне полка и полковой истории создала возможность для выделения сибирских стрелков. Кадровые полки русской армии гордились своим именованием, историей, участием в походах. Восточно-сибирские стрелковые полки имели только номер и скромный вензель В-С на погонах, они не могли похвастаться георгиевскими трубами или серебряными рожками на околышах. Но активное продвижение империи в Среднюю Азию, Манчжурию и Китай, и постоянное участие в локальных боевых действиях создало свои полковые истории у стрелков. Полки обретали постоянные места дислокации и относительное постоянство в офицерском составе. Первоначально укомплектованные «с бору по сосенке» сибирские стрелки стали комплектоваться массовым переводом нижних чинов из других регионов, но в ряде полков процент коренных сибиряков был высок.

Насколько важна для военного человека того времени была самоидентификация говорят многочисленные известные факты плохого взаимодействия отдельных частей на поле боя в русско-японскую войнув русско-японскую акты плохого взаимодействия отдельных частей на поле боя. рит тот фактля выделения сибирских стрелков. . Капитан А.А. Свечин — в последующем известный военный теоретик, а в период русско-японской войны – артиллерист, прикомандированный к 22-му Восточно-Сибирскому полку, считал главным уроком боевых действий 1904-1905 гг. необходимость воспитания в армии чувства солидарности всех защитников родины в ущерб развития «эгоизма отдельных частей».

К началу Русско-японской войны были известны традиционные конфликты офицеров Генерального штаба и строевиков, неприятие гвардейцев обычными служаками, недопонимания на почве принадлежности к высшим учебным заведениям или невнимание к заслугам одних родов войск другими. В ходе этой войны и после ее окончания в военной литературе и в мемуарах появилось разделение на «российских» и «омулятников», прославление сибирских стрелков и даже порой противопоставление их остальной армии.

При оценке характера противостояния «российских» и «сибирских» следует учитывать два обстоятельства: во-первых, основные материалы об этом имеют сильный налет ретроспекции. Почти все они создавались в период осознания причин поражения и неизбежного для такой ситуации поиска виновных. Сибиряки, разумеется, в таком случае смотрели прежде всего на живущих по другую сторону Урала. Во-вторых, сами авторы были читателями военной литературы о Кавказской войне, в которой ярко проявилось негативное отношение «кавказцев» к «российским». Себя солдаты и офицеры частей, воевавших на этой имперской окраине с «ермоловских» времен, относили к числу первых, а к числу вторых — полки, присланные в подкрепление в 1830-1850 –е гг.

Гущин А.В.


http://nnm.ru/blogs/leha1989/vostochno-sibirskie_strelki_v_russko-yaponskoy_voyne_1904-1905_gg/
Giant

Глоссарий и трактовка терминов в интервью Л.Н. (пр. Некротрон) для чайников


http://vif2ne.ru/nvk/forum/0/co/1947602.htm

"Некротрон": открытое обозначение проекта Н. для внешнего пользования. Используется при внешнем общении и вербовке некротронистов.

"Chrome Dome": обозначение построения, обнаруженного в Гренландии экспедицией Максвелла (ВВС США) в 1959 году. В дальнейшем обозначение, в целях конспирации, использовалось в качестве открытого обозначения мероприятия сдерживания вблизи объекта (круглосуточное патрулирование стратегическими бомбардировщиками Б-52 с ЯО на борту), закамуфлированного в боевое дежурство сил Стратегического командования ВВС США (экипажы без допуска о реальном предназначении полетов не подозревали) и широко документировалось. Зона Гренландского инцидента (крушения Б-52 Свитенко 21 января 1968) до сих пор является зоной отчуждения, поглощение и исчезновение одного из 4 ядерных зарядов объектом до 2008 г. держали в секрете. Свитенко отвел самолет от пучка излучения, что позволило остальным членам экипажа катапультироватся вне зоны поражения. Авианаводчики в непоследственной близости объекта подверглись частичной аннигиляции при поглощении термоядерного заряда объектом. В общий список жертв не вошли, война в Юго-Восточной Азии все списала :)
http://en.wikipedia.org/wiki/1968_Thule_Air_Base_B-52_crash

"Саровский концентратор": Агатоизлучатель на территории объекта повышенной положительной активности. Находится в Нижегородской области, в городе Саров (500 км от Москвы), родине атомной бомбы СССР и знаменитом месте православного паломничества. Один из последних активных бастионов (Кремлей) противодействия проекту Н. (Российский федеральный ядерный центр). Многие десятилетия ядерный центр оставался одной из главных кремлевских тайн. Город за это время сменил около десятка названий. Были и вовсе экзотические: Приволжская контора, Центр-300 и даже Кремлев. Символом города, как ни странно, является колокольня, которая входит в комплекс зданий бывшего Саровского монастыря. Сейчас колокольня для Сарова почти то же самое, что Эйфелева башня для Парижа - не только центр и достопримечательность города, но и ретранслятор (т.е. теллурический ретранслятор). Вместо положенной маковки и шпиля с крестом на ней смонтированы передающие антенны. В бывших кельях монастыря располагается телецентр. По некоторым сведениям, концентратор расположен на территории Серафимо-Дивеевскую обители. Как подтверждает директор ВНИИЭФ Дмитрий Владимирович Сладков "Оружие неотделимо от человека, - - Существует даже молебен освящения оружия... "

"Орлеанский излучатель": наверняка имеется в виду аналог Саровского излучателя в г. Орлеан (Франция) на территории собора Сен-Круа (Святого Креста), основанного в 330 году нашей эры после открытия самого мощного агатоизлучателя матерью римского императора Константина. Катакомбы были реактивированы после отключения теллурического передатчика в г. Шартр, который имел более широкий параметр ретрансляции, но был загрязнен Некротроном после событий 68-го года. Участвовала при деактивации заготовков проекта Орфей (см. ниже).

"Проект Орфей": АПЛ пр. 705, 705К «Лира» с пассивным некроизлучателем в качестве вспомогательного источника энергии и команд управления. Некроизлучатель мог устанавливатся непосредственно на плаву, через ТА, в том числе и без ведома экипажа (массогабаритные хар-ики соответствовали диаметру торпедных аппаратов). АПЛ пр. 705- единственный в мире серийный проект АПЛ с жидкометаллическим реактором. Благодря невероятному(до сих пор непревзойденному) уровню автоматизации (человеческий экипаж 31 чел.) проект 705К мог также управлятся некроизлучателем без экипажа, или с облученным (сокращенным) экипажом, при этом жидкометаллический реактор не нуждался в наземной инфраструктуре. Предназначение проекта Орфей до сих пор покрыто мраком. Подлодки серии Лира выведены из состава ВМФ РФ. На АПЛ К-373 финансирование работ выполняла КАЭ Франции в рамках программы сотрудничества с Россией в сфере ядерно-радиационной безопасности (см. Орлеанский излучатель). Сложность состояла в том, что в 1989 году в реакторном отсеке произошла авария (предположительно связанная с пуском Бурана). Напомню, что Орфей по легенде путешествовал в царство мертвых с благой целью.

Проект Бентос: наиболее закрытый проект, не путать с официальным Бентосом (секретная серия ПЛ для народного хозайства и исследования биологических параметров экзокультур в море). Известно одно погружение в 60-х годах в районе Марианской впадины, награждения ГСС производились (факт). Предположительно: ударная обитаемая глубоководная платформа на базе атомной подводной станции проекта Криль (контроль частот общения китов в интересах сетесентрической компоненты подводного сообщения). Результаты засекречены. По состоянию на 2009 г., можно уверенно сказать, что проект Криль достиг своих целей: "Крупнейшие животные планеты с каждым годом поют все ниже, и ученые не могут предложить удовлетворительного объяснения этому феномену. «У нас нет ответа, только множество аудиозаписей», — говорит Марк Макдональд, президент компании Whale Acoustics (США). К исследованиям Whale Acoustics подключились сотрудники Института океанографии имени Скриппса Сара Мелник и Джон Хильдебранд. Они подняли архивы за полвека и выяснили, что повсюду — от Северной Атлантики до южной части Тихого океана — частота звуков, издаваемых китами, падает на несколько долей герца в год, хотя все эти киты поют совершенно по-разному. С конца шестидесятых голубые киты понизили голос на 31%."
http://science.compulenta.ru/483780/

"Моряки на специальном узле связи": 43-й узел связи ВМФ России «Вилейка» (радиостанция «Антей») — узел связи, обеспечивающий связь на сверхдлинных волнах Главного штаба ВМФ России с атомными подводными лодками и другими изделями, несущими боевое дежурство в районах Атлантического, Индийского и частично Тихого океанов. Также проводит радиотехническую разведку и радиоэлектронную борьбу. Теллурический класс ретрансляции: Р4. Расположен в Белоруссии, в 10 км от города Вилейка в Минской области. Станция является ретранслирующим усилителем сигнала. Оснащён передатчиком мощностью 1000 кВт. Помещения СДВ-радиостанции (техническое здание № 1) располагаются в фортификационном сооружении и заглублены под землю. они являются автономными и оборудованными всеми необходимыми системами жизнеобеспечения.

Гражданская Оборона/ЛЕМ: неофициальное сокращение ГОЛЕМ. Проект стационарной спецлаборатории (г. Прага, ЧССР; полигон: район Белая Гора, ЧССР) совместной группы института геотермических эффектов Но. 64 АН СССР, кафедры востоковедения (семитская филология) института языковедения и филологии ЧССР и института кибернетики Саксонской академии наук при Академии наук ГДР, а также неофициальном участии специалистов Тринити Колледжа (Кембридж, ВЛБ, "грант им. Джона Ди", как шутили советские ученые) и обладателей семейного архива Джероламо Кардано (Адыгейская автономная область). Один из наиболее перспективных направлений противодействия проекту Н. Уничтожен в период политической либерализации в Чехословакии в 1968 г. Зафиксированы попытки восстановления после ввода в страну войск стран Организации Варшавского договора. Уничтожение лаборатории позволило начать активную фазу разработки проекта саркофага для некрополиса типа Д (Дарьял, см. ниже).

Красноярский биореактор: ошибочное определение саркофага-излучателя некрополиса для нужд системы Д (официальное обозначение Дарьял) под прикрытием якобы проекта РЛС СПРН. "Разработанный в составе эскизного проекта в 1968 г.(опять 1968 год! - прим. авт.) проект РЛС "Дарьял" до сих пор является уникальным. Эту станцию, рассчитанную на большую излучаемую мощность и имеющую огромную площадь антенного полотна, предполагалось оснастить ядерными автономными источниками питания. Согласно первоначальному замыслу, данная РЛС должна быть размещена на крайнем Севере СССР в районе Земли Франца-Иосифа с целью достижения максимального времени предупреждения. Этот проект, уникальный и сложный, претерпел ряд доработок, выдержал конкурс с альтернативным проектом НИИДАР." ( http://pvo.guns.ru/abm/darjal.htm) 14 апреля 1975 г. было задано создание РЛС "Дарьял" на узлах в Печоре и Габале. "В 1983 году на ОРТУ "Енисейск-15" для создания непрерывного радиолокационного поля по внешней границе СССР на северо-восточном ракетоопасном направлении, после неоднократных обращений высшего командования ВС СССР в 1983 году было развернуто строительство нового узла надгоризонтной радиолокационной станции под Енисейском - Енисейск-15. В мае 1987 года станция была проинспектирована группой американских специалистов. На основе полученных данных был подготовлен подготовлен подробный доклад о состоявшейся поездки для спикера палаты представителей:
"На основании того, что мы видели своими глазами, мы считаем, что вероятность использования Красноярской станции в качестве РЛС ПРО крайне низка. Отсутствие защиты, независимых источников энергоснабжения и неподходящая частота - все это говорит против использования ее в таких целях. Мы считаем, что в данный момент станция не нарушает Договор по ПРО". Несмотря на это, строительство станции было остановлено и в 1989 году под нажимом США было принято решение о демонтаже практически полностью построенной станции.

Излучатель в Межгорье: (объект Я, Комбинат, Срединная земля, Кристалл-М) Секретный излучатель в массиве горы Ямантау (около н.п. Межгорье). Компенсирует отрицательное излучение будущего мультисаркофага в горе Юкка (США). Вероятно предназначен и для других целей (кристаллические породы, глубина бурения, устойчивость на порядок выше чем Чейенский центр - 10 х 100 мегатонн до достижения витрификации первых этажей). Строительство объекта завершено в 2008 г.

Изоляционный пояс Бамьяна: историческoe агатозаграждениe в зоне Бамьян-Б (Афганистан). Фокус блокировки излучения в рукотворных изваяниях в центре зоны. Реставрируется коалицей войск НАТО (программа Avatar/Little B).

Нангархарский лабиринт: Лабиринт криптозоологического происхождения (горный массив, Тора-Бора, Афганистан). С древних времен считался гиблым местом и одна из самых древних ЗПБА. Источник излучения перестал действовать в ноябре 2001.

Демонстратор: он же Скиф-ДМ (Скиф-Dead Matter). Совместный советско-американский проект. Начало разработки - 1969 г. По легенде, габаритно-весовой макет (ГВМ), космический аппарат "Полюс". "Изделие" общей длиной почти 37 м и диаметром до 4,1 м, массой около 80 т состояло из двух основных отсеков: меньшего - функционально-служебного блока (ФСБ) и большего - целевого модуля (ЦМ). Пуск 15 мая 1987 года с космодрома Байконур, первый пуск сверхтяжелой РН 11К25 "Энергия" N6СЛ официально неудачным. Однако, при запуске комплекса "произошел курьезный случай. Енисейский Отдельный командно-измерительный комплекс N4 как и было запланировано приступил на втором витке к проведению радиоконтроля орбиты запущенного "Скифа-ДМ". Сигнал на системе "Кама" был устойчивый. Каково же было удивление специалистов ОКИК-4, когда им было объявлено, что "Скиф-ДМ", не завершив и первого витка по орбите, канул в воды Тихого океана. Оказалось из-за непредусмотренной заранее ошибки ОКИК принимал информацию с совершенно другого космического аппарата. " http://www.buran.ru/htm/cargo.htm

Конденсатор под Софрино: Л.Н. намекает на РЛС Дон-2Н у Софрино (МО). Официально - элемент системы ПРО Москвы.

Изделие Т-4: Л.Н. намекает на некроизлучатель системы Терра. Терра-1 и 2 были уничтожены после Таймырского инцидента, Терра-3 (лазер) служил прикрытием. Часто название одного из этапов этой программы («Терра-3») используется для обозначения части территории военного полигона Сары-Шаган, где был создан полигонный комплекс для разработки и испытаний лазерного оружия высокой мощности в рамках нескольких разных программ (в том числе программа «Омега»). Лазерный локатор комплекса 10 октября 1984 г. осуществил зондирование космического корабля Челленджер в ходе его полета STS-41-G над территорией Казахстана, вызвавшее сбои в работе бортовых систем и жалобы экипажа на неприятные ощущения, что повлекло, по неподтвержденным данным, официальный протест со стороны США. http://en.wikipedia.org/wiki/Terra-3
SAS

Некоторые подробности Тобольского инцидента, часть 2.

http://vif2ne.ru/nvk/forum/0/co/1945591.htm

"Согласно показаниям ефрейтора Клочкова, сигнал тревоги прозвучал после отбоя. Взвод построился в коридоре и лейтенант Тульнов приказал открыть оружейную комнату. Когда начали получать оружие, со стороны караульного помещения раздались выстрелы: сперва несколько одиночных, потом короткие очереди, потом длинные. По словам Клочкова, до этого солдаты думали, что тревога - учебная. Лейтенант Тульнов приказал командирам отделений помимо штатного оружия достать из оружейной комнаты огнеметы. В этот момент стрельба стала особенно интенсивной, потом внезапно прервалась и послышались крики, которые Клочков описал, как "очень страшные". Лейтенант приказал первому отделению перекрыть главный вход в казарму, а второму выйти через задний ход, добежать до караульного помещения и установить, что там происходит. Когда второе отделение начало движение к выходу, ефрейтор Клочков надел на спину баллоны огнемета ЛПО-50 и нагнулся за пусковым устройством. В этот момент раздался звук разбитого стекла, и удар об пол. Чтобы уйти с линии огня, Клочков, не выпрямляясь, перебежал за угол и начал вставлять в блок питания аккумуляторные батареи. По его словам в коридоре разадалось несколько выстрелов, и удары: "как боксерской перчаткой в грушу", потом за угол забежали рядовые Васильев, Акопян, Величкин и Саркисов. Клочков успел схватить Васильева за руку, остальные не остановились. Из коридора доносились удары, потом звук "чего-то рвущегося". В этот момент вернулись Акопян и Величкин и Величикин закричали, что надо уходить. Рядовой Васильев начал плакать. Ефрейтор Клочков приказал прекратить панику и следовать за ним. После этого он поднял пусковое устройство и, пригибаясь, выглянул из-за угла. В коридоре на полу лежали остальные бойцы отделения и ефрейтор Веремеев, рядом с постом дневального стоял высокий, на вид очень сильный человек, абсолютно голый, весь поросший волосами - кто-то из добровольцев. На вопрос: как он решил, что это один из испытателей, Клочков ответил, что видел у многих добровольцев такие же острые сверху уши и очень много волос на руках. Неизвестный держал на весу тело лейтенанта Тульнова и грыз его живот - боковая часть туловища ниже ребер отсутсвовала. По словам товарища Клочкова, лейтенант Тульнов был, очевидно, мертв. Товарищ Клочков приказал неизвестному отпустить лейтенанта и поднять руки, но тот не подчинился, бросил тело Тульнова на пол и сделал агрессивное движение в сторону ефрейтора, после чего Клочков произвел выстрел из огнемета. По показаниям рядового Величкина Клочков ничего не приказывал, а громко закричал матом и сразу стал стрелять, после чего рядовой Величкин и рядовой Акопян открыли огонь из автоматов. Заряд огнесмеси попал неизвестному в грудь, тот заметался по коридору, издавая громкие нечленораздельные крики, потом ударился о стену и упал. Ефрейтор Клочков произвел в лежащего неизвестного еще один выстрел из огнемета и стал приближаться к нему, приказав Величкину и Акопяну проверить: живы ли лежащие на полу солдаты. Сразу после этого в коридор прибежали трое солдат первого отделения, которых его командир, сержант Моисеев, послал на разведку. Вместе с рядовыми Величкиным и Акопяном они оттащили за угол ефрейтора Веремеева и бойцов Сидякина и Бастунджиева, остальные были убиты. По показаниям Величкина у погибших были различные травмы шеи и грудной клетки ("видно легкие"). В этот момент неизвестный, который продолжал гореть, внезапно поднялся и сделал шаг к Клочкову, который произвел последний выстрел из огнемета и попытался применить автомат, но зацепился ремнем за шланг. Сразу после этого его схватили за плечи и потащили назад, а рядовой Саркисов, который бегал в оружейную комнату за гранатами, метнул в противника две гранаты Ф-1. Клочков успел забежать за угол, когда раздались два взрыва, от которых воспламенились лежавшие на полу запасные баки огнесмеси, при этом неизвестный был, видимо, уничтожен, а рядовой Саркисов погиб. Забрав в оружейной комнате два комплекта баков для огнемета, ефрейтор Клочков приказал забрать раненых и двигаться к входу в казарму на соединение с первым отделением. Командир первого отделения, сержант Моисеев, выслушав доклад Клочкова, повел себя недостойно младшего командира Советской армии. Товарищ Клочков был вынужден применить силу, чтобы восстановить порядок, после чего принял командование первым и вторым отделениями и попытался связаться по телефону с директором Бюро, чтобы получить информацию об обстановке. Однако ни директор, ни его заместитель не отвечали. В казарме начался пожар, вызванный взрывами, и ефрейтор Клочков принял решение покинуть здание, соединиться со вторым отделением и принять меры по выяснению обстановки. Он приказал рядовому Акопяну и сержанту Моисееву открыть входную дверь и выдвинуться вперед в качестве головного дозора. Сразу после этого раздался телефонный звонок. По словам Клочкова звонил доктор наук Михайлюк из общежития ученых. Он был в панике и кричал, что "Алексеев доигрался" и что ученых и добровольцев в общежитии убивают, после чего связь прервалась. (Михайлюк погиб во время эвакуации из научного городка во время нападения на автобус одного из испытатателей лаборатории "Т" (Интенсивных воздействий)). Товарищ Клочков принял решение выдвинуться к общежитию для спасения гражданских специалистов, большинство из которых в это время суток находилось там. После соединения со вторым отделением (командир второго отделения младший сержант Велихов отказался принять командование), ефрейтор Клочков повел взвод к общежитию. По дороге второе отделение, шедшее замыкающим, подверглось нападению еще одного неизвестного, при этом сержант Велихов был убит...

(подробности боя за общежитие и вывода ученых к автобазе см. сс. 12-18 данного отчета).

Обращаю внимание на описание обстоятельств окончания эвакуации, когда ученые и защищавшие их солдаты взвода Клочкова подверглись нападению одновременно двух испытателей лаборатории Алексеева:


Поскольку боекомплект был почти полностью израсходован - у большинства солдат осталось по 10-12 патронов в магазине, ефрейтор Клочков приказал примкнуть штыки. В это время из здания гаража выбежало двое "психов", как солдаты начали называть между собой нападавших на них испытателей. Товарищ Клочков приказал Акопяну отводить оставшихся ученых за автобусы, а сам вместе с сержантом Моисеевым и тремя бойцами первого отделения открыл огонь по приближающимся испытателям. Как и во время боя за общежитие, одиночные попадания не оказывали никакого действия на противника. Когда до испытателей оставалось 10 метров, один из них прыгнул вперед (по показаниям сотрудников института и солдат взвода Клочкова, потерявшие рассудок испытатели лаборатории Интенсивных Воздействий были способны совершать прыжки в длину до 12-15 метров, и могли запрыгнуть с земли в окно третьего этажа). По словам Клочкова, он "решил, что нам конец". В этот момент из-за автобуса выскочил человек и прыгнул навстречу испытателю. Поймав его в воздухе он упал с ним на землю и что-то сделал. Потом он поднялся, и товарищ Клочков увидел, что у испытателя отсутствует голова, которая находится в руках неизвестного. Второй испытатель упал на четвереньки и издал звук, похожий на рычание (солдаты неоднократно отмечали, что нападавшие на них испытатели издавали звуки, схожие со звериными криками), после чего вскочил и побежал обратно за гаражи. Неизвестный повернулся к Клочкову и громко сказал: "Уходите отсюда быстро". Пользуясь светом от горевшего ангара, товарищ Клочков хорошо рассмотрел человека: несмотря на зимнее время он был одет в легкие белые штаны и теннисную рубашку с короткими рукавами. Одежда была сильно изорвана и залита кровью Обуви не было. Неизвестный на вид очень худой, лицо узкое, с высоким лбом, глаза глубоко посаженные, подбородок выступающий, абсолютно лыс.

Таким образом, считаю доказанным, что Пилот действительно принял участие в уничтожении зараженных "Т" испытателей.

Гладилин


Запись телефонного разговора полковника КГБ Гладилина и начальника 1-го отдела при Особом Бюро ЦК КПСС Симакова:

Симаков: По прямой свыше тысячи километров. За неделю? Вы с ума сошли. Что он сам говорит?
Гладилин: Он ничего не говорит - через 10 дней после инцидента он вернулся на объект и сразу ушел в гибенацию. Как всегда, объяснять ничего не стал, говорил только с Бороденко.
Симаков: Пожалуйста, не используйте иностранных терминов без необходимости, можно было сказать "спячка". Мне это на Бюро докладывать, а там низкопоклонства не любят. О чем он говорил с Бородиным?
Гладилин: Ни о чем существенном. Спросил о семье, как учатся дети, не передумал ли сын становиться летчком. Сыграл две партии в шахматы, обе проиграл. Бородин спросил, ел ли Пилот что-нибудь за эти три недели, тот рассмеялся и сказал, чтобы не беспокоился: в тайге загнал лося. Попрощался и лег в саркофаг. Показатели прежние.
Симаков: Черт. Все-таки он скотина.
Гладилин: Что поделать, он уже не человек, по-крайней мере телесно. И вообще, мы ему по гроб жизни благодарны за все, что он сделал для нас. Мог ведь озлобиться. Кстати, вы передали мое предложение о присвоении?
Симаков: Да, его утвердили. Первый даже пошутил: мол, второго пусть получит посмертно, порадуется.
Гладилин: Не надо так шутить, он не мертвый.
Симаков: Ладно, ладно. Вы показывали его фото солдатам?
Гладилин: Только Клочкову. Он подтвердил.
Симаков: Хоть с этим ясность.
Гладилин: Кстати, я прошу разрешения перевести Клочкова в батальон особого назначения при нашем отделе, он нам подходит.
Симаков: Это ваше дело, я возражений не имею.

Giant

Программа "Некротрон"


Леваневский и его Н-209 были приписаны к программе "Некротрон". Перелет в США был всего лишь прикрытием, на самом деле планировалось пройти вдоль побережья до Таймыра, производя наблюдения результатов воздействия первого пуска экспериментальной установки. Затем экипаж должен был посадить самолет на заранее построенном заключенными аэродроме в районе плато Путорана (надо ли объяснять, что все строители были уничтожены, причем есть информация, что их не просто расстреляли, а умертвили особым образом, не нарушая целостности организма, а тела законсервировали). Там Леваневский должен был передать результаты наблюдений представителям 12-го особого отряда войск НКВД. Оборудование для наблюдений демонтировалось, и дальше Н-209 продолжал полет в обычном режиме.

И тогда, и сейчас это был абсолютно нетронутый край, потому он и был выбрал для второй части эксперимента. Что произошло на горном аэродроме, в точности не знает никто. По одной из версий, базирующейся на непроверенном свидетельстве одного из выживших бойцов отряда, экипаж стал свидетелем подготовки тел заключенных ко второму этапу эксперимента. Леваневский и его товарищи не имели представления о характере программы, полагая, что участвуют в эксперименте по долгосрочному предсказанию погоды. В результате начавшейся перестрелки два члена экипажа были тяжело ранены, а сам Сигизмунд Александрович попал под воздействие расфокусированного некроизлучателя. Последствия этого инцидента оказались непредсказуемыми - Леваневский, испытавший невероятно форсированную перестройку организма уничтожил большую часть особого отряда, хотя почти все заключенные к тому времени были умерщвлены. Тем не менее, летчикам удалось посадить в самолет уцелевших и взлететь. Радиограмма 17:53, была не последней - экипаж еще дважды выходил на связь. Считается, что именно из них ЦК ВКП(б), утративший к тому времени контроль за программой, получил информацию об истинном характере последнего эксперимента, после чего программа была закрыта вторично.

Леваневского не нашли и не могли найти. Для закрытия проекта потребовалось провести войсковую операцию, а в течении трех дней после инцидента на Путорана программа действовала в полную силу. Что в действительности произошло с самолетом, и имеет ли факт его бесследного исчезновения какое-то отношение к появлению в районе протоки Барчах-Уэсе Зон Пониженной Биологической Активности мы никогда не узнаем.

Кстати, полярная авиация так и осталась Немезидой проекта. Именно неоднократные доклады летчиков Полярной Авиации в конце 60-го, начале 61-го гг. об аномальном характере торошения льда в районе пролива Маточкин Шар и позднее о резком и неестественном изменении цвета ледяного покрова в районе Новой Земли навели ЦК на мысль, что программа снова выходит из под контроля. Как теперь известно исследователям, на определенном этапе проекта участники всегда начинали испытывать невероятную эйфорию, ощущение близкого успеха, гениальных открытий и т. д. При этом их сознание помимо их воли отфильтровывало всю негативную информацию, все пугающие побочные эффекты экспериментов. Именно этим объясняется тот факт, что все три раза сведения, отправляемые в центр, ближе к концу проекта становились все более выхолощенными, а под конец руководство уже откровенно начинали вводить в заблуждение. Получить информацию об истинном положении дел можно было только из внешних источников, зачастую вовсе не имевших никакого представления о характере проекта, а иногда и о том, что в данном районе проводится какой-то эксперимент.

Интересно, что широкоизвестный среди специалистов Тобольский инцидент, ставший причиной закрытия программы "Луна", по некоторым данным произошел из-за того, что ряд молодых исследователей, стремясь ускорить формирование устойчивого штамма вируса измененной ликантропии, использовал в работе ряд методик программы "Некротрон". После событий 1937 года основное направление программы было закрыто, но ряд направлений продолжали разрабатываться в Новосибирске до 1940 года, когда действие проекта было полностью прекращено. По необъяснимой халатности, часть архива программы, содержавшая как описание методик, так и чертежи аппаратуры и даже несколько законсервированных установок, не была вывезена в электрогорский спецхран, а осталась в Новосибирске. Неразбериха военных лет привела к тому, что об архиве забыли, и в 1962 г. эти материалы случайно попали в руки ученых, работавших над программой "Луна".

До сих пор неизвестна связь с "Некротроном" программы создания атомного стратосферного бомбардировщика "Удар". Самолет разрабатывался по линии Министерства Обороны, которое всегда яростно отрицало свою причастность к программе "Некротрон". Однако обстоятельства прекращения программы, особенно необъяснимое исчезновение всего персонала базы "Удар-2" наводят на мысли, что при разработке самолета действительно использовались технологии, разработанные в 50-е годы на Новой Земле. Обращает на себя внимание и тот факт, что база "Удар-2" находилась всего в 15 км от закрытого в 1937 году аэродрома, охранявшегося 12-м особым отрядом НКВД.

Действие программы "Некротрон" в 10-50-е годы 20-го века сопровождалось образованием так называемых Зон Пониженной Биологической Активности. Достоверно известно, что первая такая зона сформировалась в 1915 г. в районе Электрогорска, где в 1913 г., собственно, и были начаты исследования по проекту. Эта зона имеет относительно небольшие размеры и представляет собой неправильный четырехугольник с максимальной длиной 12 и шириной 6 метров. Второй этап формирования ЗПБА связан с событиями 1937-1940 гг, когда образовались сразу пять нестандартных участков: два на плато Путорана и три в районе протоки Барчах-Уэсе. Максимальный размер ЗПБА в этом случае составлял 240 на 670 м. Уничтожение 30 октября 1961 г. Исследовательского Центра программы "Некротрон" на Новой Земле сопровождалось массированным выбросом в атмосферу грунта, паров и т. д., что, по всей видимости и привело к известному скачкообразному росту количества ЗПБА: в течении года биологи фиксируют появление 50 таких участков местности на пространстве от КОльского полуострова до устья Лены. Максимальный размер зоны составил 23 на 47 км.

Естественно, формирование такого большого количества участков "мертвой" земли не могло не вызвать серьезной обеспокоенности Советского руководства. В течении двух дней после установления действительных размеров, как тогда считал, бедствия, принимается решение о введения биологического патрулирования ЗПБА. Наблюдение электрогорской и Барчах-Уэсеских зон позволило установить характер биологических изменений на данных участках местности. Не стоит представлять Зоны Пониженной Биологической Активности, как некие фантастические резервации, населенные чудовищами и изобилующие разного рода загадочными и ненаучными явлениями. В большинстве случаев ЗПБИ - это просто участок, биологическое наполнение которого на порядок, а то и на два ниже окружающей местности, причем это справедливо не только для видимых представителей флоры и фауны, но и для микроорганизмов. Полное ограждение большей части зон было, зачастую, невозможно, поэтому для контроля ситуации был выбран метод обхода периметра патрулем биологов под охраной военнослужащих. СОбственно, озабоченность вызывали не сами ЗПБА, относительная безвредность которых была подтверждена многолетними исследованиями, а взрывной рост их образования. В течение года военная охрана большинства патрулей была снята - в дальнейшем обход осуществляли только биологи, хотя и вооруженные. Впрочем, по воспоминаниям участников, в конце 60-х в патруль ходили, как правило, без оружия, за исключением одного-двух карабинов для защиты от диких животных. Ученые отбирали стандартные пробы, фиксировали отсутствие проходов животных в зоны и возвращались на базу обрабатывать данные. Патрулирование было прекращено в связи с очевидным отсутствием каких-либо изменений в состоянии ЗПБА за все эти годы.

Фотография участка ЗПБА, тропа патрулирования проходит в точности по границе. Как видно из снимка, рядом с зоной находится обычный населенный пункт:


http://vif2ne.ru/nvk/forum/0/co/1943788.htm

Poppies

Сергей Павлович Семёнов. Просто жизнь. Часть 3.